Previous Entry Share Next Entry
maper

Кому нужны юристы в нашей стране и зачем. И нужны ли? Часть 2-я.

 Пример 5. Это о том, как мне в качестве премии за окончание МГУ государство предлагало понизить в должности на три ступени и снизить в два раза месячный оклад. Противозаконно, естественно… Подробности тут.

 

Этот пример из всей пятерки самый трудный для меня, в смысле использования его для иллюстрации правильности вывода, к которому я подвожу читающих эти строки. Что, собственно, плохого, могло быть для власти в том, чтобы признать, что я не подлежу распределению, так как окончил ВУЗ без отрыва от производства. Ответ следующий – рушился один из краеугольных камней советского социализма – плановое хозяйство. Наш факультет был уникальным (кибернетиков, еще два десятка лет назад считавшихся врагами народа, выпускали в 1972 году считанные единицы ведущих ВУЗов). По плану в том году наш факультет МГУ должен был дать народному хозяйству, скажем, 45 единиц специалистов по ЭВМ. И все 45 единиц были заранее распределены между ведущими предприятиями страны, причем это распределение было на уровне Госплана.  Как же можно было допустить, чтобы один из этих 45 выпускников не пошел работать ни в одно из 45 мест, куда требовал Государственный План! Так и до анархии дойти можно!

 

Опять же, если бы марсиане заставили бы кадровые службы, соблюдать закон, то план поставки специалистов в народное хозяйство выполнен бы не был. Я пошел бы работать не туда, куда разнаряжен, а туда, куда захотел. Ответственные за выполнение плана были бы наказаны.После этого, очевидно, в законе по имени «Положение о молодых специалистах» законодатель изменил бы слова «с отрывом от производства» на слова «дневные отделения». Опять-таки закон автоматически был бы улучшен!

 </span>

Пожалуй, примеров хватит. Вывод, который, мне кажется, неизбежно следует, состоит в следующем:

 

Почти все перечисленные выше примеры связаны с практически невыполнимыми (в том виде, в котором они существовали на то время) законами.  Если эти законы постоянно строго соблюдать, ничего в них не меняя, будет куча негативных последствий, вплоть до катастроф. 

 

И теперь главное. Я утверждаю, что ни одна система правил (законодательство, например) не может совершенствоваться, если нарушен или ослаблен механизм обратной связи. А именно: если закон, сколь бы неумным он не был, вступил в силу, его следует соблюдать (если это не приводит к необратимым негативным последствиям – то есть не до смерти невиновных), но те, кто страдает из-за неудачного закона, должны иметь (и применять) механизм для изменения такого неудачного закона в нужную сторону. И пока такие изменения в силу не вступят, соблюдать неудачный закон все-таки нужно!

 

Повторю еще раз. Если неудачный закон просто перестать исполнять, он будет и дальше оставаться плохим, но почему-то все еще формально действующим законом. Улучшить закон законодателю будет стимул, только если приходится этот несовершенный закон соблюдать.

 

Не поленюсь повторить еще раз. Неудачный закон следует соблюдать, пока он не будет изменен (обычно, улучшен) законодателем. Общество, не соблюдающее свои неудачные законы, отключает механизмы обратной связи, которые способствуют улучшению законодательства и улучшению жизни, которую это законодательство регулирует. То есть членам такого общества живется хуже. Пусть читатель задумается, нет ли связи между высоким уровнем жизни в США и тем фактом, что количество тамошних юристов превышает суммарное количество юристов в остальном мире.

 

Юристы – это те, кто

1.      следит за соблюдением законов, и те, кто

2.      неудачные законы непрерывно совершенствует. И, конечно,

3.      юристы-советники, которые помогают остальным (физическим и юридическим лицам) советами, рекомендациями – как лучше добиться целей заказчика в рамках действующих законов.

 

 

Еще раз:

1.      Юристы правоохранители

2.      Юристы законодатели\

3.      Юристы советники

 

Запомним эти три категории.

 

То есть, в США юристов (особенно, советников) много, они высокооплачиваемы, и уровень жизни высокий.

 

В России уровень жизни ниже, а юристов мало. Например, нотариусов в Москве всего 700, власть искусственно ограничивает их число, чтобы эти 700 могли держать немыслимо высокие цены за рутинные услуги, чтобы они этой власти отстегивали или чтобы на эти 700 хлебных мест можно было размещать жен/детей/любовниц представителей власти. В Праге заверить доверенность у нотариуса стоит 5 евро и отнимает 10 минут, поскольку очередей нет. Если они появятся, мгновенно откроются новые нотариальные конторы, ЧИСЛО КОТОРЫХ НИКТО НЕ ОГРАНИЧИВАЕТ. Если нотариус в Праге будет брать за заверение доверенности 20-30 евро, как в Москве, он останется без клиентов. Если нотариусов мало, как в Москве, если у них очереди, это неизбежно скажется на общем уровне правосознания. Для того, чтобы нотариально заверить договор купли продажи трехкомнатной квартиры, нужно заплатить нотариусу 7-10 тысяч долларов! Поэтому никто этого и не делает, и поэтому в типовых договорах купли-продажи недвижимости, составляемых «в простой письменной форме» пестрят орфографические, синтаксические и смысловые ошибки. Недавно я принимал участие в оформлении одной сделки, обнаружил несколько ошибок в договоре, в том числе несогласованные падежи. Профессиональные риэлторы отказались исправлять ошибки, заявив, что «текст обкатан, он точно будет зарегистрирован, а если что-то изменять, они с себя ответственность снимают».

 

Законодатели у нас тоже не сильно профессиональные. Я с большим уважением отношусь к Алине Кабаевой или к Иосифу Кобзону, но рассматривать, корректировать, а тем более, предлагать тексты законов я бы им не доверил. Это другая работа, и для ее выполнения нужны другие знания и навыки.

 

Правоохранители, то есть, например, менты, в России тоже часто нуждаются в повышении квалификации. Например, перед знаком СТОП транспортное средство должно (даже при отсутствии поперечного движения) остановиться (не указано, на какое время), и только после остановки продолжить движение. Остановился я на 0 секунд, то есть ровно в один момент времени у меня мгновенная скорость была равна нулю. До этого момента она уменьшалась (я тормозил), а после этого – увеличивалась. Гаишник, наблюдавший мои маневры метров со ста, остановил меня и обвинил в нарушении – он, мол, не видел, чтобы я остановился. Понятие мгновенной скорости в круг его понятий не входило (см. у К.Пруткова), поэтому после получасовых препирательств он меня просто отпустил.

 

Другие менты (Вневедомственная охрана), ничтоже сумняшеся, при заключении договора об охране квартиры предлагают условия, согласно которым они не несут ответственности, даже если не приедут по сигналу тревоги. Не то, чтобы придут с опозданием относительно установленных предельных сроков реагирования (их нет!), а вообще не приедут. То-есть, если я зазря нажал кнопку тревоги (поигрался), то за ложный вызов с меня, например, 600 рублей. А если кнопка нажата не зря, а они не приехали (по злому умыслу – просто лень, или бухие, или машина сломалась, а запасной не предусмотрено, а на метро – не хотят), то никакой ответственности не предусматривается. Я попытался предложить изменить формулировку, предусмотрев хотя бы символический штраф за неприезд по тревоге. Иначе на таких условиях я согласен обеспечивать охрану всех объектов земного шара за символическую плату 1 копейка в месяц с каждого объекта. Офицер, с которым я разговаривал, согласился со мной (как частное лицо), что договор кабальный и несправедливый, но как должностное лицо он ничего сделать не может, так как текст договора отлит в бронзе, и изменить его может только министр. А он (министр) не хочет и не будет ничего менять, потому что и так все клиенты подписывают. И в 99% случаях менты все же приезжают по тревоге и очень часто достаточно быстро.

 

Итак, получается, что договор – несправедливый, выгодный только одной стороне. Его реальный смысл означает, что клиент обязан платить деньги, а менты всего лишь обещают стараться в пределах своей совести и технических возможностей реагировать на тревожные сигналы.

 

Из вышеприведенных рассуждений можно заключить, что многие законы в России не работают, и не будут работать, потому что отключены механизмы их совершенствования. Их просто не выполняют, если это неудобно. Механизмы контроля соблюдения законов в этих случаях тоже отключаются. Они могут иногда включаться властью избирательно для борьбы с особо неприятными противниками (с Ходорковским, например).

 

В результате получается, что юрист-советник в нормальном, традиционном смысле этого слова в России сегодня не нужен. То есть не нужен человек, который знает законы (если не наизусть, то умеет искать в книге или в инете), умеет их применять к ситуации, в которую попал клиент или работодатель, и свою позицию умеет связно изложить в суде или арбитраже.

 

Вместо юриста-советника, наоборот, востребован персонаж, который знает, как решить проблему клиента или работодателя. Пути решения часто основываются не на законе в чистом виде, а на известной сложившейся практике неисполнения этого закона. Например, в маленькой фирме «юрист» может посоветовать работодателю принимать от клиентов наличные деньги без кассового аппарата. «Юрист» сегодняшней реальности может подтвердить, что проверки скорее всего в обозримое время не будет, а если и будет, то «вопрос закроется» дешевле, чем обошлась бы процедура приобретения и регистрации кассового аппарата, и налогов с черного нала платить не надо будет, что также сэкономит средства, которые понадобятся для «закрытия вопроса».

 

Частному клиенту, например, заемщику, не горящему желанием отдавать долг какому-нибудь лоху (то есть не крутому бандиту), сегодняшний «юрист» посоветует не париться и просто не оформлять на себя ни машины ни квартиры, ничего, что на что можно обратить взыскание. После этого можно спокойно устроиться на официально малооплачиваемую работу и отдыхать на чужие деньги на Мальдивах хоть пять раз в год. По закону судебные приставы могут закрыть должнику выезд за рубеж, но на практике без взятки от взыскателя они этого не делают.

 

Но если юристам-советникам нет применения, то зачем нужны квалифицированные законодатели? Правильно, не нужны. Какая разница, каков закон, если его не выполняют. И, наконец, какой смысл желать более умелых и грамотных правоохранителей - следователей и судей, если закон просто не исполняется и это неисполнение не карается?

 

Как же жить в такой стране? За всех решать не могу, но мой собственный опыт, возможно, будет интересен читателям. Об этом делаю отдельный пост.

 


  • 1
очень интересные рассуждения. Вопрос только в том, как же наладить эту обратную связь. Люди у нас не хотят с этим связываться.

Согласен с вами. Сам недавно высказался на это тему, хотя и в более ироничном ключе. http://ven-digo.livejournal.com/4609.html

  • 1
?

Log in

No account? Create an account